Врач боткин расстрелянный с царской семьей. Евгений сергеевич боткин – жизнеописание

Сергей Боткин

Врач боткин расстрелянный с царской семьей. Евгений сергеевич боткин - жизнеописание

Сергей Боткин — выдающийся ученый, педагог и организатор здравоохранения. Вклад клинициста в медицину трудно переоценить. Он первый этнически русский лекарь царской семьи.

Детство и юность

Врач родился в сентябре 1832 года в семье московского купца 1-й гильдии, занимавшегося торговлей чаем. Сергей — одиннадцатый ребенок Петра Кононовича Боткина, обзаведшегося в двух браках 25 детьми, из которых выжили 14.

По семейным преданиям, Сережу считали «туповатым»: читать мальчик выучился лишь к девяти годам. Отец даже хотел отдать бестолкового сына в солдаты. Но старшие братья, прежде всего Василий, обратили внимание, что Сергей силен в арифметике. Петр Кононович передумал и нанял мальчику домашнего учителя — студента Московского университета А. Ф. Мерчинского.

Сергей Боткин в молодости

В 15 лет Сережа поступил в частный пансион Л. Эннеса, обучавший сыновей богатых купцов и иностранцев, проживавших в Москве.

Боткин собирался связать биографию с математикой, но к моменту окончания юношей пансиона император Николай I ограничил права недворянских отпрысков на получение высшего образования.

Двери на врачебный факультет для купеческих сыновей оставались открытыми, и Сергей решил стать доктором.

Личная жизнь

Личная жизнь врача была весьма насыщенной. Сергей Петрович дважды вступал в брак и подарил жизнь шести сыновьям и семи дочерям. Часть отпрысков Боткина не дожила до совершеннолетия. Первая жена доктора Анастасия, скончавшаяся в 40 лет от лейкоза, приходилась сестрой драматургу Виктору Крылову, вторая Екатерина — дочерью генералу Алексею Оболенскому.

Большое число членов семьи привело к родственным связям Боткина со многими российскими знаменитостями. Сестра Сергея Петровича вышла замуж за поэта Афанасия Фета, дочь Людмила — за родственника автора «Вишневого сада» Петра Дмитриевича Чехова.

Терапевт дружил с художниками Ильей Репиным, Архипом Куинджи, Валентином Серовым и Сергеем Маковским. Среди пациентов Боткина были химик Дмитрий Менделеев, писатель Федор Достоевский, поэт Николай Некрасов, юрист Анатолий Кони, композитор Милий Балакирев. Некрасов посвятил Боткину главу поэмы «Кому на Руси жить хорошо», а Балакирев старшей дочери медика Анастасии — колыбельную.

«Для Боткина здоровых людей не существовало, и всякий приближавшийся к нему человек интересовал его едва ли не прежде…

Журнал Личности Суббота, 17 сентября 2016 г.Портрет Сергея Боткина

Сергей Петрович много зарабатывал, но спускал деньги на вечеринки с друзьями. В редкие часы досуга он играл на виолончели.

Третий сын Сергея Петровича — лейб-медик царской семьи Евгений Боткин. Мужчина разделил участь близких самодержца, расстрелянных в 1918 году в Екатеринбурге. Канонизирован русской православной церковью в 1981-м.

Сын русского святого Глеб Евгеньевич Боткин — основатель и епископ неоязыческой Церкви Афродиты.

Внук Евгения Сергеевича от дочери Татьяны Константин Мельник в молодости участвовал во французском Сопротивлении, в 60-х годах 20-го века координировал деятельность французских спецслужб.

Интересный факт: еще два сына Сергея Петровича, первенец Сергей и четвертый по старшинству Александр, пошли по стопам отца, став врачами. Судьбы братьев-врачей похожи: оба женились на дочерях мецената Павла Третьякова, Саше и Маше. Терапевтом стала также дочь Сергея Петровича Екатерина.

Медицина

В 1855 году Боткин получил звание лекаря с отличием.

Годы на медицинском факультете сдружили Сергея с однокурсником Иваном Сеченовым, но в целом обучением в Московском университете мужчина остался недоволен: будущих врачей, по его мнению, не учили думать о причинах и взаимосвязи болезней. Выбор Боткиным терапии, а не хирургии в качестве профессиональной стези объясняется близорукостью Сергея Петровича.

Молодой врач начал трудовую биографию ординатором Симферопольского госпиталя. На Крымской войне Боткина сформировал основные положения военной медицины, выхаживания и рациона раненых бойцов.

Сергей Петрович Боткин1882 г. Фото (оригинал)из фондов музея. На обороте дарственная надпись:”Ивану Петровичу Павлову товарищу, ученику и сотруднику на памятьот Сер Боткина 16/III 82 .

Восточная – Крымская ВОЙНА. Среда, 17 сентября 2014 г.Фото Сергея Боткина

В 1860 году Сергей Петрович после стажировки в Берлине и Вене защитил докторскую диссертацию в Санкт-Петербургской хирургической академии. В год отмены крепостного права Боткин возглавил клинику терапии учреждения.

Мужчина сформулировал три постулата терапевта — настроить пациента на победу над недугом, лечить не болезнь и не орган, но организм целиком, формировать среду, способствующую выздоровлению. К другим достижениям Сергея Петровича относятся:

  • описание клиники и доказательство инфекционной природы гепатита А, болезни, названной именем Боткина;
  • создание российских санитарных служб и системы неотложной медицинской помощи на дому;
  • организация климатических курортов в Крыму;
  • развитие женского медицинского образования.

Смерть

Сергей Петрович скончался в декабре 1889 года. Причиной смерти терапевта стал инфаркт миокарда. Могила медика находится на Новодевичьем кладбище Санкт-Петербурга.

Могила Сергея Боткина

Через 25 лет на этом же погосте нашел последний приют младший брат Сергея Петровича — художник Михаил Боткин. Благодаря Михаилу Петровичу образ врача-терапевта запечатлен не только на фото, но и на живописном портрете.

Ксения Ситник

Певица, телеведущая, журналист

Источник: https://24smi.org/celebrity/119345-sergei-botkin.html

Причислен к лику святых Евгений Сергеевич Боткин, лейб-медик царской семьи

Врач боткин расстрелянный с царской семьей. Евгений сергеевич боткин - жизнеописание

03 февраля 2016 года на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви причислен к лику святых Евгений Сергеевич Боткин, лейб-медик царской семьи. Он до конца остался верен Царю, Отечеству и своему врачебному долгу, и был расстрелян вместе со своими пациентами в 1918 году в подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге. Прославлен как святой праведный страстотерпец.

Путь врача: больница для бедных, доброволец на фронте

Евгений Сергеевич Боткин родился 27 мая 1865 года в Царском Селе и был четвертым ребенком в многодетной семье известного русского врача Сергея Петровича Боткина. Пример отца и старших братьев, несомненно, повлиял на выбор его профессии, а блестящие способности к естественным наукам позволили в 1889 г. окончить Императорскую военно-медицинскую академию с отличием.

Несмотря на широкие возможности карьерного роста и медицинской практики, молодой талантливый врач начинает трудиться в Мариинской больнице для бедных, там, где, как он говорит, «грязь, боль и страдания». Вскоре он начинает преподавательскую, а затем и научно-исследовательскую деятельность, защищает докторскую диссертацию.

С началом русско-японской войны доктор Боткин отправился добровольцем в действующую армию и назначен заведующим медицинской частью Российского общества Красного Креста в Маньчжурской армии. Награжден офицерскими боевыми орденами Святого Владимира III и II степени, Св. Анны II степени, Св. Станислава III степени, сербским орденом Св. Саввы II степени и болгарским «За гражданские заслуги».

После окончания войны, осенью 1905 года Евгений Сергеевич вернулся в Петербург и вновь приступил к преподаванию в военно-медицинской академии. В 1907 году стал главным врачом общины святого Георгия, а 13 апреля 1908 года, по желанию императрицы Александры Федоровны, назначен лейб-медиком царской семьи.

Доктор Боткин очень привязался к своим царственным пациентам. Он говорил: «своей добротой они сделали меня рабом до конца дней моих». В царской семье его очень ценили и любили. После начала первой мировой войны вместе с Императрицей активно участвует в организации госпиталей для раненых в царских дворцах, и даже размещает раненых в своем доме в Царском Селе.

Крестный путь до конца

После февральского переворота Николай II и его семья были арестованы и обвинены в государственной измене. Всем из окружения царской семьи было предложено либо покинуть их, либо остаться с узниками и, возможно, разделить с ними их участь.

Доктор Боткин добровольно принимает решение ехать вместе с царской семьей в Сибирь, сказав, что для него нет ничего выше, чем забота об Их Величествах.
Пользуясь относительной свободой в Тобольске, он ведет прием больных из числа местных жителей и охраны.

Записаться к нему на прием мог любой, за оказание медицинской помощи Евгений Сергеевич не брал никакой платы.

В апреле 1918 г. власти принимают решение перевести царственных узников в Екатеринбург. Доктор Боткин вновь добровольно едет с царской семьей, но на этот раз на положении арестованного.

Во время переезда, сам страдая от холода и почечных колик, доктор отдал свою шубу княжне Марии, у которой не было теплых вещей.

В Екатеринбурге Евгений Сергеевич ходатайствует о прогулках для узников и всячески старается облегчить режим содержания для них.

Евгений Сергеевич Боткин знал о скорой казни: большевики предлагали ему оставить царскую семью, обещали трудоустроить и оказать покровительство.

Доктор поблагодарил и вежливо отказался: «Видите ли, я дал царю честное слово оставаться при нем до тех пор, пока он жив. Для человека моего положения невозможно не сдержать такого слова.

Я также не могу оставить наследника одного. Как могу я это совместить со своей совестью? Вы все должны это понять».

В ночь на 17 июля 1918 г. Боткин Евгений Сергеевич был расстрелян вместе с членами Царской Семьи в доме инженера Н.К. Ипатьева. В 1981 г. канонизирован русской православной церковью заграницей как мученик.

История канонизации

С октября 2008 года русская православная церковь вела работу о почитании новомучеников и исповедников российских, канонизированных русской православной церковью заграницей в период разделения.

О канонизации врача Евгения Боткина также ходатайствовали участники V Всероссийского съезда православных врачей, прошедшего в Санкт-Петербурге 1-3 октября 2015 года.

Жизненный и врачебный путь Евгения Сергеевича Боткина стал для современных медиков образцом верности данному слову, врачебному долгу и своим пациентам.

Во время работы съезда главный терапевт России Александр Григорьевич Чучалин вручил Обществу православных врачей Санкт-Петербурга икону канонизированного РПЦЗ св. мч. Евгения Боткина.

В заключительный день работы съезда в память о великом подвиге русского врача и ученого 3 октября 2015 г. у здания военно-медицинской академии им. С.М.

Кирова, где преподавали отец и сын Боткины, состоялось освящение мемориальной доски с барельефом Евгения Сергеевича Боткина.

Общество православных врачей Санкт-Петербурга и руководство Военно-медицинской академии ведет работу по согласованию установки мемориальной доски на здание академии.

Служение Е.С. Боткина в Мариинской больнице для бедных, работа с сестрами милосердия, бескорыстный подвиг во время Русско-японской войны, когда с огромной любовью к человеку Боткин помогал каждому «солдатику» – достойный пример для врачей нашего времени.

Ваш кирпичик в строительстве Дома Милосердия. В настоящее время начались работы по строительству храма свт.Василия Великого – закладка 9 февраля 2017 года, принимаются имена на вечное поминовение. Идет подготовка территории под строительство храма с устройством временной дороги. Поддержите это нужное дело! Вложите ваш кирпичик прямо сейчас!

03.02.2017

Назад к списку

Источник: http://dommil.com/news/396/

Евгений Боткин – царский врач. Почему придворный медик выбрал смерть – Церковь Успения Богородицы

Врач боткин расстрелянный с царской семьей. Евгений сергеевич боткин - жизнеописание

Два года назад, 3 февраля 2016 года, лейб-медик царя-страстотерпца Николая II и его семьи Евгений Боткин прославлен в лике святых Архиерейским Собором Русской Церкви как праведный страстотерпец. 

Евгений Боткин почитается как святой врач, исполнивший самое высшее предназначение по отношению к своим пациентам, отдавший им все свои силы и саму жизнь…

В ссылке

В 1917 году жителям Тобольска необычайно повезло. У них появился свой врач: не только столичного образования и воспитания, но и всегда, в любую минуту готовый прийти больным на помощь, к тому же безвозмездно.

Сибиряки посылали за доктором сани, конные упряжки, а то и полный выезд: шутка ли, личный врач самого императора и его семьи! Бывало, правда, что у больных не находилось транспорта: тогда доктор в генеральской шинели со споротыми знаками отличия перебирался через улицу, увязая по пояс в снегу, и все-таки оказывался у постели страждущего.

Лечил он лучше местных врачей, а платы за лечение не брал. Но сердобольные крестьянки совали ему то туесок с яичками, то пласт сала, то мешок кедровых орехов или жбанчик меда. С подарками доктор возвращался в губернаторский дом.

Там новая власть дер­жала под стражей отрекшегося от престола государя с семьей. Двое детей доктора тоже томились в заключении и были такие же бледные и прозрачные, как четыре великие княжны и маленький цесаревич Алексей.

Проходя мимо дома, где содержалась царская семья, многие крестьяне становились на колени, клали земные поклоны, скорбно крестились, как на икону.

Выбор императрицы

Среди детей знаменитого Сергея Петровича Боткина, основателя нескольких крупных направлений в медицине, лейб-медика двух российских самодер­жцев, младший сын Евгений ничем особенным, казалось, не блистал. Он мало общался со своим прославленным отцом, но пошел по его стопам, как и старший брат, ставший профессором Медико-хирургической академии.

Евгений достойно окончил медицинский факультет, защитил докторскую диссертацию по свойствам крови, женился и добровольцем отправился на Русско-японскую войну. Это был его первый опыт военно-полевой терапии, первое столкновение с жестокой реальностью.

Потрясенный увиденным, он писал жене подробные письма, которые позже были опубликованы как «Записки о русско-японской войне».

На это произведение обратила внимание императрица Александра Федоровна. Боткину была пожалована аудиенция. Никто не знает, о чем говорила наедине августейшая особа, страдающая не только от хрупкости своего здоровья, но более всего – от тщательно скрываемой неизлечимой болезни сына, наследника русского престола.

После встречи Евгению Сергеевичу было предложено занять должность царского лейб-медика. Возможно, сыграли роль его работы по изучению крови, но, скорее всего, императрица угадала в нем знающего, ответственного и самоотверженного человека.

В центре справа налево Е. С. Боткин, В. И. Гедройц, С. Н. Вильчиковский. На переднем плане императрица Александра Фёдоровна с великими княжнами Татьяной и Ольгой

Для себя – ничего

Именно так объяснял Евгений Боткин своим детям изменения в их жизни: несмотря на то, что семья доктора переехала в прекрасный коттедж, поступила на казенное обеспечение, могла участвовать в дворцовых мероприятиях, он сам себе уже не принадлежал. Несмотря на то, что его жена вскоре покинула семью, все дети выразили желание остаться с отцом.

Но он виделся с ними редко, сопровождая царскую семью на лечение, отдых, в дипломатических поездках. Дочь Евгения Боткина Татьяна в 14 лет стала хозяйкой в доме и управляла расходами, выдавая средства на покупку обмундирования и обуви старшим братьям.

Но никакие отлучки, никакие тяготы нового образа жизни не могли разрушить те теплые и доверительные отношения, которые связывали детей и отца.

Татьяна называла его «неоцененный папочка» и впоследствии добровольно последовала за ним в ссылку, считая, что у нее есть только один долг – быть рядом с отцом и делать то, что ему понадобится.

Так же нежно, почти по-родственному относились к Евгению Сергеевичу и царские дети.

В воспоминаниях Татьяны Боткиной содержится рассказ о том, как великие княжны сливали ему из кувшина воду, когда он лежал с больной ногой и не мог встать, чтобы вымыть руки перед осмотром пациентки.

Многие однокурсники и родственники завидовали Боткину, не понимая, как непроста его жизнь на этом высоком посту.

Известно, что Боткин резко отрицательно относился к личности Распутина и даже отказался принять его больного у себя дома (но сам съездил к нему оказать помощь).

Татьяна Боткина считала, что улучшение здоровья наследника при посещении «старца» наступало как раз тогда, когда Евгений Сергеевич уже провел лечебные мероприятия, укрепившие здоровье мальчика, а Распутин приписывал этот результат себе.

Лейб-медик Е.С. Боткин с дочерью Татьяной и сыном Глебом. Тобольск. 1918 г.

Последние слова

Когда государю предложили выбрать себе небольшую свиту для сопровождения его в ссылку, из указанных им генералов согласился только один. К счастью, нашлись верные слуги среди других, и они последовали за царской семьей в Сибирь, а некоторые и приняли мученическую смерть вместе с последними Романовыми. Среди них был Евгений Сергеевич Боткин.

Для этого лейб-медика не было вопроса выбора своей судьбы – он его сделал давно. В глухие месяцы под арестом Боткин не только лечил, укреплял, духовно поддерживал своих пациентов, но и выполнял роль домашнего учителя – царственные супруги решили, что образование детей не должно прерываться, и все заключенные занимались с ними по какому-нибудь предмету.

Его собственные младшие дети Татьяна и Глеб жили неподалеку в съемном доме.

Великие княжны и императрица Александра Федоровна посылали открытки, записки, маленькие подарочки, сделанные своими руками, чтобы скрасить трудную жизнь этих ребят, по собственному желанию последовавших в ссылку за отцом.

С «папочкой» дети могли видеться всего несколько часов в день. Но и от того времени, когда его отпускали из-под ареста, Боткин выкраивал возможность посетить больных сибиряков и радовался внезапно открывшейся возможности широкой практики.

Спустя несколько томительных месяцев ссылки участь царственных узников была решена: все члены семьи должны быть уничтожены. Не сделали исключения и для верных слуг.

В Екатеринбург, где состоялась казнь, Татьяну и Глеба не пустили, они остались в Тобольске. Долго ничего не слышали об отце, а узнав, не могли поверить.

Екатерина Каликинская

Источник

Претерпевшие до конца. О преданных слугах Царской Семьи

Вершено уставом, да верчено неправо (о современном расследовании убийства Царской Семьи)

Сердечно благодарим всех, кто откликается и помогает

Источник: https://klin-demianovo.ru/http:/klin-demianovo.ru/analitika/109499/evgeniy-botkin-tsarskiy-vrach-pochemu-pridvornyiy-medik-vyibral-smert/

Евгений Боткин: «Я дал царю честное слово оставаться при нем до тех пор, пока он жив!»

Врач боткин расстрелянный с царской семьей. Евгений сергеевич боткин - жизнеописание

Экология жизни. Люди: Глубокое внутреннее благочестие, самое главное – жертвенное служение ближнему, непоколебимая преданность Царской семье и верность Богу…

Евгений Боткин родился 27 мая 1865 г. в Царском Селе, в семье выдающегося русского ученого и врача, основателя экспериментального направления в медицине Сергея Петровича Боткина. Его отец был придворным медиком императоров Александра II  и Александра III.

В детстве он получил прекрасное образование и сразу был принят в пятый класс Петербургской классической гимназии. После окончания гимназии поступил на физико-математический факультет Петербургского университета, однако после первого курса решил стать врачом и поступил на подготовительный курс Военно-медицинской академии.

Врачебный путь Евгения Боткина начался в январе 1890 г. с должности врача-ассистента Мариинской больницы для бедных. Через год он уехал за границу с научными целями, учился у ведущих европейский ученых, знакомился с устройством берлинских больниц.  

В мае 1892 г. Евгений Сергеевич стал врачом Придворной Капеллы, а с января 1894 г. вернулся в Мариинскую больницу. Вместе с тем он продолжил научную деятельность: занимался иммунологией, изучал сущность процесса лейкоцитоза и защитные свойства форменных элементов крови.

В 1893 году он блестяще защитил диссертацию. Официальным оппонентом на защите был физиолог и первый нобелевский лауреат Иван Павлов.

С началом Русско-японской войны (1904) Евгений Боткин  убыл в действующую армию добровольцем и стал заведующим медицинской частью Российского общества Красного Креста в Маньчжурской армии. По воспоминаниям очевидцев, несмотря на административную должность, он много времени проводил на передовой. За отличие в работе был награжден многими орденами, в том числе и боевыми офицерскими.

Осенью 1905 г. Евгений Сергеевич возвратился в Петербург и приступил к преподавательской работе в академии. В 1907 г. он был назначен главным врачом общины святого Георгия в столице.

В 1907 г. после смерти Густава Гирша царская семья осталась без лейб-медика. Кандидатура нового лейб-медика была названа самой императрицей, которая на вопрос, кого бы она хотела видеть на этой должности, ответила: «Боткина». Когда ей сказали о том, что сейчас в Петербурге одинаково известны два Боткина, сказала: «Того, что был на войне!».

Боткин был старше своего августейшего пациента —Николая II — на три года. В обязанность лейб-медика входило лечение всех членов царской фамилии, что он тщательно и скрупулезно выполнял.

Приходилось обследовать и лечить императора, обладавшего крепким здоровьем, великих княжон, болевших разными детскими инфекциями.

Но главным объектом усилий Евгения Сергеевича был цесаревич Алексей, болевший гемофилией.

Великие княжны Мария и Анастасия и Евгений Сергеевич Боткин

После февральского переворота 1917 года императорская семья была заключена в Александровском дворце Царского Села. Всем слугам и помощникам предложили по желанию покинуть узников. Но доктор Боткин остался с пациентами.

Не пожелал он покинуть их и когда царскую семью было решено отправить в Тобольск.  Там он открыл бесплатную медицинскую практику для местных жителей.

 В апреле 1918 года вместе с царской четой и их дочерью Марией доктора Боткина перевезли из Тобольска в Екатеринбург. В тот момент была еще возможность покинуть царскую семью, но медик их не оставил.

Иоганн Мейер, австрийский солдат, попавший в русский плен в годы Первой мировой войны и перешедший на сторону большевиков в Екатеринбурге, написал воспоминания «Как погибла царская семья».

В книге он сообщает о сделанном большевиками предложении доктору Боткину оставить царскую семью и выбрать себе место работы, например, где-нибудь в московской клинике. Таким образом, один из всех заключенных дома особого назначения точно знал о скорой казни.

Знал и, имея возможность выбора, предпочел спасению верность присяге, данной когда-то царю.

Вот как это описывает Мейер: «Видите ли, я дал царю честное слово оставаться при нем до тех пор, пока он жив. Для человека моего положения невозможно не сдержать такого слова. Я также не могу оставить наследника одного. Как могу я это совместить со своей совестью? Вы все должны это понять». 

Доктор Боткин был убит вместе со всей императорской семьёй в Екатеринбурге в Ипатьевском доме в ночь с 16 на 17 июля 1918 года.

В  1981 году вместе с другими расстрелянными в Ипатьевском доме  он был канонизирован Русской Православной Церковью Зарубежом.

СТРАСТОТЕРПЕЦ ЕВГЕНИЙ ВРАЧ (БОТКИН)

Евгений Сергеевич Боткин происходил из купеческой династии Боткиных, представители которой отличались глубокой православной верой и благотворительностью, помогали Православной Церкви не только своими средствами, но и своими трудами. Благодаря разумно организованной системе воспитания в семье и мудрой опеке родителей, в сердце Евгения уже с детских лет были заложены многие добродетели, в том числе великодушие, скромность и неприятие насилия.

Его брат Петр Сергеевич вспоминал: «Он был бесконечно добрым. Можно было бы сказать, что пришел он в мир ради людей и для того, чтобы пожертвовать собой».

Евгений получил основательное домашнее образование, которое позволило ему в 1878 году поступить сразу в пятый класс 2-й Санкт-Петербургской классической гимназии. В 1882 году Евгений окончил гимназию и стал студентом физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета.

Однако уже на следующий год, сдав экзамены за первый курс университета, он поступил на младшее отделение открывшегося приготовительного курса императорской Военно-медицинской академии. Его выбор медицинской профессии с самого начала носил осознанный и целенаправленный характер.

Петр Боткин писал о Евгении: «Профессией своей он избрал медицину. Это соответствовало его призванию: помогать, поддерживать в тяжелую минуту, облегчать боль, исцелять без конца».

В 1889 году Евгений успешно окончил академию, получив звание лекаря с отличием, и с января 1890 года начал свою трудовую деятельность в Мариинской больнице для бедных.

В 25 лет Евгений Сергеевич Боткин вступил в брак с дочерью потомственного дворянина Ольгой Владимировной Мануйловой. В семье Боткиных выросло четверо детей: Дмитрий (1894–1914), Георгий (1895–1941), Татьяна (1898–1986), Глеб (1900–1969).

Одновременно с работой в больнице Е. С. Боткин занимался наукой, его интересовали вопросы иммунологии, сущности процесса лейкоцитоза. В 1893 году Е. С. Боткин блестяще защитил диссертацию на степень доктора медицины. Через 2 года Евгений Сергеевич был командирован за границу, где проходил практику в медицинских учреждениях Гейдельберга и Берлина.

В 1897 году Е. С. Боткин был удостоен звания приват-доцента по внутренним болезням с клиникой. На своей первой лекции он сказал студентам о самом важном в деятельности врача: «Пойдемте все с любовью к больному человеку, чтобы вместе учиться, как быть ему полезными».

Служение медика Евгений Сергеевич считал истинно христианским деланием, он имел религиозный взгляд на болезни, видел их связь с душевным состоянием человека.

В одном из своих писем к сыну Георгию, он выразил свое отношение к профессии медика как к средству познания Божией премудрости: «Главный же восторг, который испытываешь в нашем деле… заключается в том, что для этого мы должны все глубже и глубже проникать в подробности и тайны творений Бога, причем невозможно не наслаждаться их целесообразностью и гармонией и Его высшей мудростью».

С 1897 года Е. С. Боткин начал свою врачебную деятельность в общинах сестер милосердия Российского Общества Красного Креста. 19 ноября 1897 года он стал врачом в Свято-Троицкой общине сестер милосердия, а с 1 января 1899 года стал также главным врачом Санкт-Петербургской общины сестер милосердия в честь святого Георгия.

Главными пациентами общины святого Георгия являлись люди из беднейших слоев общества, однако врачи и обслуживающий персонал подбирались в ней с особенной тщательностью. Некоторые женщины высшего сословия трудились там простыми медсестрами на общих основаниях и считали почетным для себя это занятие.

Среди сотрудников царило такое воодушевление, такое желание помогать страждущим людям, что георгиевцев сравнивали иногда с первохристианской общиной. Тот факт, что Евгения Сергеевича приняли работать в это «образцовое учреждение», свидетельствовал не только о его возросшем авторитете как врача, но и о его христианских добродетелях и добропорядочной жизни.

Должность главного врача общины могла быть доверена только высоконравственному и верующему человеку.

В 1904 году началась русско-японская война, и Евгений Сергеевич, оставив жену и четверых маленьких детей (старшему было в то время десять лет, младшему – четыре года), добровольцем отправился на Дальний Восток.

2 февраля 1904 года постановлением Главного управления Российского Общества Красного Креста он был назначен помощником Главноуполномоченного при действующих армиях по медицинской части.

Занимая эту достаточно высокую административную должность, доктор Боткин часто находился на передовых позициях.

Во время войны Евгений Сергеевич не только показал себя прекрасным врачом, но и проявил личные храбрость и мужество.

Он написал с фронта множество писем, из которых составилась целая книга – «Свет и тени русско-японской войны 1904–1905 годов».

Эта книга вскоре была опубликована, и многие, прочитав ее, открыли для себя новые стороны петербургского врача: его христианское, любящее, безгранично сострадательное сердце и непоколебимую веру в Бога.

Императрица Александра Феодоровна, прочитав книгу Боткина, пожелала, чтобы Евгений Сергеевич стал личным доктором Царской семьи. В пасхальное воскресенье, 13 апреля 1908 года, император Николай II подписал указ о назначении доктора Боткина лейб-медиком Высочайшего двора.

Теперь, после нового назначения, Евгений Сергеевич должен был постоянно находиться при императоре и членах его семьи, его служба при царском дворе протекала без выходных дней и отпусков. Высокая должность и близость к Царской семье не изменили характера Е. С. Боткина. Он оставался таким же добрым и внимательным к ближним, каким был и раньше.

Когда началась Первая мировая война, Евгений Сергеевич обратился с просьбой к государю направить его на фронт для реорганизации санитарной службы.

Однако император поручил ему оставаться при государыне и детях в Царском Селе, где их стараниями стали открываться лазареты.

У себя дома в Царском Селе Евгений Сергеевич также устроил лазарет для легко раненых, который посещала императрица с дочерями.

В феврале 1917 года в России произошла революция. 2 марта государь подписал Манифест об отречении от престола. Царская семья была арестована и заключена под стражу в Александровском дворце.

Евгений Сергеевич не оставил своих царственных пациентов: он добровольно решил находиться с ними, несмотря на то, что должность его была упразднена, и ему перестали выплачивать жалованье.

В это время Боткин стал для царственных узников больше, чем другом: он взял на себя обязанность быть посредником между императорской семьей и комиссарами, ходатайствуя обо всех их нуждах.

Когда Царскую семью было решено перевезти в Тобольск, доктор Боткин оказался среди немногих приближенных, которые добровольно последовали за государем в ссылку.

Письма доктора Боткина из Тобольска поражают своим подлинно христианским настроением: ни слова ропота, осуждения, недовольства или обиды, но благодушие и даже радость.

Источником этого благодушия была твердая вера во всеблагой Промысл Божий: «Поддерживает только молитва и горячее безграничное упование на милость Божию, неизменно нашим Небесным Отцом на нас изливаемую».

В это время он продолжал выполнять свои обязанности: лечил не только членов Царской семьи, но и простых горожан. Ученый, много лет общавшийся с научной, медицинской, административной элитой России, он смиренно служил, как земский или городской врач, простым крестьянам, солдатам, рабочим.

В апреле 1918 года доктор Боткин вызвался сопровождать царскую чету в Екатеринбург, оставив в Тобольске своих родных детей, которых горячо и нежно любил. В Екатеринбурге большевики снова предложили слугам покинуть арестованных, но все отказались.

Чекист И. Родзинский сообщал: «Вообще одно время после перевода в Екатеринбург была мысль отделить от них всех, в частности даже дочерям предлагали уехать. Но все отказались. Боткину предлагали. Он заявил, что хочет разделить участь семьи. И отказался».

В ночь с 16 на 17 июля 1918 года Царская семья, их приближенные, в том числе и доктор Боткин, были расстреляны в подвале дома Ипатьева.

За несколько лет до своей кончины Евгений Сергеевич получил титул потомственного дворянина. Для своего герба он выбрал девиз: «Верою, верностью, трудом».

В этих словах как бы сконцентрировались все жизненные идеалы и устремления доктора Боткина.

 Глубокое внутреннее благочестие, самое главное – жертвенное служение ближнему, непоколебимая преданность Царской семье и верность Богу и Его заповедям во всех обстоятельствах, верность до смерти.

Такую верность Господь приемлет как чистую жертву и дает за нее высшую, небесную награду: Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни (Откр. 2, 10).

Источник: https://econet.ru/articles/101827-evgeniy-botkin-ya-dal-tsaryu-chestnoe-slovo-ostavatsya-pri-nem-do-teh-por-poka-on-zhiv

ДОКТОР-СТРАСТОТЕРПЕЦ

Врач боткин расстрелянный с царской семьей. Евгений сергеевич боткин - жизнеописание

Среди деяний Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, состоявшегося в феврале 2016 года, – решение об общецерковном прославлении доктора Евгения Боткина, добровольно принявшего мученическую кончину вместе с Царской семьей в подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге в 1918 году. Канонизация лейб-медика совершилась вскоре после его 150-летия, отмечавшегося весной 2015 года.

Лавры христианина

Имя Евгения Боткина – сына Сергея Петровича Боткина, которому обязана своим существованием (да и неофициальным названием) знаменитая московская больница – увы, вызывало у советского обывателя если не язвительную, то безразличную реакцию.

Посмертные лавры отца, которыми не обделила его даже советская власть (несмотря на то, что Сергей Петрович тоже был «государевым слугою» и лейб-медиком Александра II и Александра III), обошли сына, впрочем, увенчанного ныне совсем иной славой – неземной.

Сергей Петрович Боткин

Еще бы! Врач «Николая Кровавого», как было принято именовать невинно и беззаконно расстрелянного Государя.

Стоило ли тут вообще задумываться о том, какой венец уготовал себе врач самодержца, пожелавший остаться с Царской семьей до конца и принявший смерть от руки палачей?..

Думается, что стоило бы… Задуматься и поразмыслить о мужестве, достоинстве и чести человека, отдавшего жизнь «за други своя» (Ин. 15, 13).

Лекарь прокаженных – царский лейб-медик

Принадлежавший к старинному русскому дворянскому роду Евгений Боткин родился и вырос в Царском Селе.

Получив блестящее домашнее образование, закончив Военно-медицинскую академию в Санкт-Петербурге, он долго-долго постигал медицинскую премудрость и искусство эскулапа у европейских светил и на практической ниве – в Мариинской больнице для бедных.

Ах, вы удивлены? При такой-то родо¬словной, уже в летах – и в лечебнице средь прокаженных рабочих и нищих из петербургских трущоб?..

Так ведь спустя десятилетие – в Первую мировую – и сами царские дочери, великие княжны, омывали русским солдатам ноги в Царскосельском лазарете, в который превратился императорский дворец. У доктора Боткина тоже была своя война, далекая «командировка» на фронт Русско-японской баталии. Добровольцем. Вернулся героем-орденоносцем – российским, сербским и болгарским.

Евгений Сергеевич Боткин

…Десять лет более или менее спокойной жизни рядом с императорской семьей в Санкт-Петербурге, Царском Селе и Ливадии. Частое общение с государем и Александрой Федоровной, игры и забавы на вольном воздухе всех вместе – детей «хозяина земли Руской» царя Николая Алесандровича и его лейб-медика, действительного статского советника доктора Боткина.

Жизнь – Царю, честь – никому

Он никогда не покидал Царскую семью. Никогда и нигде. И по чувству священного долга, ибо государь – помазанник Божий. И по призыву Христа, ибо нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя (Ин. 15, 13).

Да и собственное спасение доктор Боткин понимал лишь вместе со словами о «претерпевшем до конца» (ср. Мф. 10, 22).

А потому и в далекий Тобольск (где Евгений Сергеевич помогал не только Царской семье, но и обыкновенным жителям), и в Екатеринбург поехал по своей воле.

Доктор Боткин с великими княжнами Марией и Анастасией

И разве не совсем уже восхищение личностью царского лейб-медика вызывает то, что детей своих он воспитал таким же образом, каким был воспитан сам.

Пожелавшие следовать за своим отцом и Царским семейством на Урал, готовые разделить самую страшную участь дорогих людей, Татьяна и Глеб Боткины не были допущены большевиками в Екатеринбург.

О своей «душевной Голгофе» дети Боткина рассказали в мемуарах, изданных годы спустя в эмиграции.

Голгофа последнего русского царя, его семьи и его врача была уже совсем рядом.

Их же имена Ты, Господи, веси

Бессудный расстрел. Отвратительное убийство. Его жертвы перестали по закону быть преступниками и были реабилитированы лишь 91 год спустя. Стыдно…

Но Господь ведает сокровенное. Доктор-мученик Евгений Боткин был прославлен Русской Зарубежной Церковью еще в 1981 году. Многие годы почитаемый и в России, он, что особенно примечательно, пользовался и особым пиететом в научной среде.

Главный терапевт РФ академик РАМН Александр Чучалин сказал еще год назад, что «врач, отказавшийся уйти из царской семьи в момент, когда судьба ее была уже решена, и продемонстрировавший верность врачебному долгу, должен быть канонизирован».

Говоря о прославлении доктора Боткина, митрополит Волоколамский Иларион отметил, что было принято «давно желанное решение, потому что это один из святых, который почитается не только в Русской Зарубежной Церкви, но и во многих епархиях Русской Православной Церкви, в том числе в медицинском сообществе».

Спустя ровно четыре месяца после V Всероссийского съезда православных врачей, участники которого ходатайствовали о канонизации доктора Боткина, торжество совершилось.

Теперь перед открытой епископом Орехово-Зуевским Пантелеимоном на главном корпусе Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге мемориальной доской в память о лейб-медике Боткине можно прочитать и помолиться новопрославленному святому.

Александр Казанский

Источник: http://orthodoxmoscow.ru/doktor-strastoterpec/

Боткин евгений сергеевич – древо

Врач боткин расстрелянный с царской семьей. Евгений сергеевич боткин - жизнеописание

Статья из энциклопедии “Древо”: drevo-info.ru

Лейб-медик Царской семьи Евгений Сергеевич Боткин

Евгений Сергеевич Боткин (1865 – 1918), лейб-медик семьи императора Николая II, страстотерпец, праведный врач

Память 4 июля

Родился 27 мая 1865 года в Царском Селе в семье известного русского врача Сергея Боткина, лейб-медика императоров Александра II и Александра III, и Анастасии Александровны Крыловой. Принадлежал к старообрядцам-поповцам белокриницкого согласия [1].

Получил домашнее образование и в 1878 году был принят сразу в пятый класс 2-й Петербургской классической гимназии. После окончания гимназии в 1882 года поступил на физико-математический факультет Петербургского университета, однако, сдав экзамены за первый курс университета, ушёл на младшее отделение открывшегося приготовительного курса Военно-медицинской академии.

В 1889 году окончил академию третьим в выпуске, удостоившись звания лекаря с отличием.

С января 1890 года работал врачом-ассистентом в Мариинской больнице для бедных. В декабре 1890 года на собственные средства командирован за границу для научных целей. Занимался у ведущих европейских учёных, знакомился с устройством берлинских больниц.

По окончании командировки в мае 1892 года Евгений Сергеевич стал врачом придворной капеллы, а с января 1894 года вернулся в Мариинскую больницу сверхштатным ординатором.

8 мая 1893 году защитил в академии диссертацию на соискание степени доктора медицины «К вопросу о влиянии альбумоз и пептонов на некоторые функции животного организма», посвящённую отцу. Официальным оппонентом на защите был И. П. Павлов.

Весной 1895 г. был командирован за границу и два года провёл в медицинских учреждениях Гейдельберга и Берлина, где слушал лекции и занимался практикой у ведущих немецких врачей — профессоров Г. Мунка, Б. Френкеля, П. Эрнста и других. В мае 1897 г. избирается приват-доцентом Военно-медицинской академии.

В 1904 году с началом Русско-японской войны убыл в действующую армию добровольцем и был назначен заведующим медицинской частью Российского общества Красного Креста (РОКК) в Маньчжурской армии.

Осенью 1905 г. возвратился в Петербург и приступил к преподавательской работе в академии. С 1905 года – почётный лейб-медик. В 1907 году назначен главным врачом общины святого Георгия.

По просьбе императрицы Александры Фёдоровны был приглашён как врач в царскую семью и в апреле 1908 г. назначен лейб-медиком императора Николая II. Пробыл в этой должности до своей гибели.

Являлся совещательным членом Военно-санитарного Учёного комитета при Императорской Главной квартире, членом Главного управления Российского общества Красного Креста. С 1910 года – действительный статский советник.

За несколько лет до своей кончины получил титул потомственного дворянина. Для своего герба он выбрал девиз: “Верою, верностью, трудом”.

После падения монархии 2 марта 1917 года остался вместе с царской семьёй в Царском Селе, а затем последовал за ней в ссылку. В Тобольске открыл бесплатную медицинскую практику для местных жителей. В апреле 1918 года вместе с царской четой и их дочерью Марией был перевезён из Тобольска в Екатеринбург. Мог не ехать, но вызвался сам.

Был убит вместе со всей императорской семьёй в ночь на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге в Ипатьевском доме. По воспоминаниям организатора убийства царской семьи Я. М. Юровского, Боткин умер не сразу – его пришлось “пристреливать”.

Мч. Евгений врач (Боткин). Икона РПЦЗ

Почитание

На Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви Заграницей 1 ноября 1981 года был прославлен вместе с другими расстрелянными в доме Ипатьева – царственными мучениками Романовыми и их слугами [2].

22 января 1996 года в докладе о работе Комиссии Священного Синода Русской Православной Церкви по канонизации святых, возглавляемой митрополитом Ювеналием (Поярковым), был затронут вопрос о прославлении в лике святых пострадавших вместе с царской семьёй слуг:
“В настоящее время Комиссии не представляется возможным окончательное разрешение вопроса о наличии оснований для канонизации этой группы мирян, по долгу своей придворной службы сопровождавших Царскую Семью в период её заточения и принявших насильственную смерть. Комиссия не располагает сведениями о широком поименном молитвенном поминовении этих мирян, а также о связанных с ними чудотворениях. Кроме того, сейчас отсутствуют сколько-нибудь существенные сведения о религиозной жизни и личном благочестии всех этих мирян, за исключением некоторых отрывочных свидетельств о духовной жизни Е.С. Боткина, в то время как двое из них – римо-католик А. Е. Трупп и лютеранка Е. А. Шнейдер не являлись мирянами православного исповедания. Комиссия пришла к заключению, что наиболее подобающей формой почитания христианского подвига верных слуг Царской Семьи, разделивших её трагическую участь, на сегодняшний день может быть увековечение этого подвига в житии Царственных мучеников” [3].

Одной из причин столь осторожного отношения было неправославное исповедание некоторых из них; однако о старообрядчестве Е. С. Боткина в докладе упомянуто не было. Мотивом канонизации инославных лиц в РПЦЗ стали прецеденты прославления Церковью жертв гонений на христиан не принявших крещения – например, язычников, присоединявшихся к христианам во время казни [1].

16 октября 2009 года Генеральная прокуратура Российской Федерации приняла решение о реабилитации 52 приближённых царской семьи, подвергшихся репрессиям, в том числе Е. С. Боткина.

Участники V Всероссийского съезда православных врачей, прошедшего в Санкт-Петербурге 1-3 октября 2015 года, ходатайствовали о канонизации врача Евгения Боткина. Его жизненный и врачебный путь “стал для современных медиков образцом верности данному слову, врачебному долгу и своим пациентам” [4].

7 октября того года на очередном заседании рабочей группы по согласованию месяцесловов Московского Патриархата и Русской Зарубежной Церкви, проходившем под председательством предстоятеля Русской Православной Церкви и при участии первоиерарха Русской Зарубежной Церкви “отметили результаты изучения подвига лиц, почитаемых в русском зарубежье. Была признана возможность общецерковного прославления следующих святых, ранее канонизированных Русской Зарубежной Церковью: ‹…› страстотерпца праведного Евгения врача (Боткина), принявшего страдания вместе с царской семьей в Ипатьевском доме (+1918, память 4 / 17 июля)” [5].

Стртп. прав. Евгений врач (Боткин). Икона

С учётом вышеизложенного мнения рабочей группы, 3 февраля 2016 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви было принято решение о благословении общецерковного почитания “страстотерпца праведного Евгения врача” [5].

Комментируя это решение, глава синодального Отдела внешних церковных связей митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) сказал: “Я думаю, это давно желанное решение, потому что это один из святых, который почитается не только в Русской Зарубежной Церкви, но и во многих епархиях Русской Православной Церкви, в том числе в медицинском сообществе” [6].

Награды

“За отличия, оказанные в делах против японцев” был награждён офицерскими боевыми орденами – Святого Владимира III и II степени с мечами, Св. Анны II степени, Св. Станислава III степени, сербским орденом Св. Саввы II степени и болгарским “За гражданские заслуги”.

Использованные материалы

[1]  Ткачёв Е. В., “Канонизация”, Православная энциклопедия, т. 30, с. 269-359, http://www.pravenc.ru/text/1470233.html.

[2]  Ткачёв Е. В., “Канонизация”, Православная энциклопедия, т. 30, с. 269-359, http://www.pravenc.ru/text/1470233.html. Список Новомучеников и Исповедников Российских (утверждён Архиерейским Собором РПЦЗ в 1981 г.), http://sinod.ruschurchabroad.org/Arh Sobor 1981 spisok novom…htm не приводит его имени.

[3]  “Доклад о работе Комиссии Священного Синода по канонизации Святых над вопросом о мученической кончине Царской Семьи”, Православная газета (Екатеринбург) № 22 (56), 22 января 1996, http://orthodox-newspaper.ru/numbers/at234.

[4]  “Год назад причислен к лику святых Евгений Боткин, лейб-медик царской семьи”, сайт Дом милосердия, 3 февраля 2017, http://www.dommil.com/news/396/.

[5]  “Определение Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви об общецерковном прославлении ряда местночтимых святых”, официальный сайт Московского Патриархата, 3 февраля 2016, http://www.patriarchia.ru/db/text/4367765.html.

[6]  “РПЦ канонизировала доктора Боткина”, Интерфакс, 3 февраля 2016, http://www.interfax.ru/russia/493062.

Источник: https://drevo-info.ru/articles/13674999.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.